Поиск по сайту:
Официальные аккаунты Евгения Василеьева, интернет маркетолога, в социальных сетях
Глубокая настройка рекламных кампаний Яндекс Директ и Google AdWords сертифицированным интернет-маркетологом
Опыт работы с 2010 года
Евгений Васильев,
интернет-маркетолог
По всем вопросам:
89oo632o874@gmail.com
+7 900 6320874
Главная    Яндекс Директ    Google AdWords    Сертификаты    Опыт работы    Клиентам

Некоторые аспекты гносеологии Аристотеля1

Текст прочитан на конференции в Петербургском Институте Иудаики, 12.05.2011


"…то, что вообще может быть сказано,
может быть сказано ясно, а о чем невозможно
говорить, о том следует молчать"2.

1. Логико-философское исследование Первой книги3 дает основание для пересмотра вопроса о метатеории в современном российском религиоведении. Узкоспециальное исследование "Физики", предполагающее максимальную корректность, позволит избежать ложных суждений относительно смыслов, которые использовал Аристотель в той или иной части текста. Более того, не считая себя феноменологом, воздержусь от недопустимых попыток приписать собственные мысли Философу, который уже не может ни опровергнуть, ни подтвердить суждения о "Физике" логико-философского исследования.

Таким образом, я оставляю за собой единственное право на анализ текста с целью выявить актуальность "Naturalis auscultatio" для современного российского религиоведения. Переосмысливая Аристотеля, мне бы хотелось сделать акцент на вневременном значении произведения, - классике в ее абсолютном смысле.

В данном эссе используется "Физика", которая "…была переведена В.П. Карповым (Аристотель. Физика. М., 1936); этот перевод, заново отредактированный и в ряде мест исправленный, положен в основу публикуемого в данном томе текста"4. Книга "…неоднократно комментировалась в средние века. До нас дошли греческие комментарии Фемистия (VI в.), Симплиция (VI в.) и Иоанна Филопона (VI в.); их изучение крайне облегчает понимание "Физики", в особенности же некоторых наиболее трудных ее мест. В более позднее время "Физику" комментировал арабский философ Аверроэс (XII в.) и знаменитый глава схоластической школы Фома Аквинский (XIII в.). Из комментариев недавнего времени наиболее важными следует считать комментарии Prantl`я (1854) и Ross`а (1936). Подобными комментариями оснащен новый немецкий перевод Wagner`а (1967)"5. Если быть, более точным, то труд является сборником и "…именуется Physike akroasis (по-латыни – Naturalis auscultatio), что точнее всего переводится словосочетанием "Лекции по физике""6.

2. Религиоведение, как и любая другая наука, включает знание о предмете "…и [в том числе] научное познание"7. Такого рода предположение "…возникает при всех исследованиях, которые простираются на начала, причины и элементы, путем их уяснения"8, рáвно оно и для российского религиоведения. Информация, получаемая с помощью чувственного опыта и посредством аналитики в форме логического суждения имеет различные основания. Следовательно, это позволяет говорить о том, что посылки имеют разный характер, "…ведь не одно и то же понятое для нас и [понятое] вообще"9.

Знания первого рода относятся к непосредственному опыту индивида, второго – научное знание, требующее концептуального подхода для избежания логических ошибок. Аристотель, обращая внимание на метод научного исследования, предполагает "…идти от вещей, [воспринимаемых] в общем, к их составным частям: ведь целое скорее уясняется чувством, а общее есть нечто целое, так как общее охватывает многое наподобие частей"10. И, действительно, гипотетическое знание проверяется опытом, который определяет истинность или ложность теории, претендующей на научное знание о предмете исследования.

Язык, который использует индивид, является одним из главных аспектов в процессе передачи информации. Без знания, например, элементарных правил и минимального словарного запаса коммуникативное значение языка сводиться к нулю.

Следуя за Аристотелем, на примере детей, которые "…первое время называют всех мужчин отцами, а женщин матерями и лишь потом различают каждого в отдельности"11, поясним возможность приписывания значений понятиям посредством чувственного опыта и аналитики, ведь то же самое "…некоторым образом происходит и с именем в отношении к определению: имя, например, "круг" обозначает нечто целое, и притом неопределенным образом, а определение расчленяет его на составные части"12. Так же Аристотель указывает на недвусмысленность данных положений о знании "…во "Второй аналитике": "Первичное и более понятное имеют двоякий смысл, ибо не одно и то же первичное по своей природе и первичное для нас, а так же более понятное вообще и более понятное нам. Первичным и более понятным для нас я называю то, что ближе к чувственному восприятию; первичным и более понятным вообще – то, что находится дальше от него" (I 2,71 в 33-72 а 4)"13.

Знание о чувственно воспринимаемых вещах формируется посредством изучения частей целого. Таким образом, некорректное использование понятия в языке предваряет аналитический опыт соотношения бытия и вещи. Следующий шаг по нахождению общего конструирует понятие класса. На первый взгляд, понятие общего повторяет логику исследования целого, но таковым не является. Выделяя два типа суждений, исследователь отдает себе отчет в том, что они несут в себе информацию, которая имеет особенностью различный характер суждений-посылок. Чувственный опыт и аналитика, как связующее звено между индивидом и объектом, становятся основанием для возможности корректного использования языка, обеспечивая логическую связь между его элементами и, используя терминологию Аристотеля, понятным для индивида и понятым вообще

(S – P1…n, (S1…n)ɛA).

Суждение в языке имеет структуру S – P1…n, позволяющее оперировать предикацией таким образом, что понятие класса указывает на некоторого рода общность в вещах, определяемую в одном из суждений. Безусловно, класс – "…понятие, выражающее совокупность (множество) предметов, удовлетворяющих каким-либо условиям или признакам (иногда различают понятия "класс" и "множество", что бывает связано со специальными вопросами множеств теории"14. Поэтому мы будем разделять понятие класса, который имеет предпосылкой исключительно аналитическое суждение, и множества, в структуру которого входят суждения-посылки, сформированные по принципу аналитического суждения о вещах воспринимаемых посредством чувственного опыта.

Наиболее точно это отмечает Гедель в работе 194715 года, где "…явным образом рассматриваются два вида совокупностей объектов: совокупности первого вида, именуемые "множествами", могут не только содержать элементы, но и сами быть элементами других совокупностей; совокупности же второго вида – "классы" – не могут входить в качестве элементов в другие совокупности"16.

3. Не следует думать, что "…аристотелевская физика имеет (нечто общее, - прим. автора) с курсами физики Нового времени. Области явлений, которые впоследствии стали предметом изучения таких физических дисциплин, как оптика, акустика, механика твердых и жидких тел, физика фазовых превращений вещества и т.д., остались за пределами "Физики""17. Напротив, "…согласно аристотелевской классификации наук ("Метафизика" VI 1), физика принадлежит к числу основных теоретических дисциплин наряду с математикой"18.

Аристотель "…подвергает критическому разбору взгляды своих предшественников"19, отмечая различные представления о начале в языковых играх философов. В этом смысле "…не следует опровергать любые [положения], а только когда делаются ложные выводы из основных начал"20. Например, "…геометр не может ничего возразить тому, кто отрицает начала [геометрии] …так и тот, кто занимается исследованием начал: ведь только единое, и притом единое в указанном смысле, еще не будет началом. Ведь начало есть начало чего-нибудь или каких-нибудь вещей. Рассматривать таково ли единое, - все равно что рассуждать по поводу любого тезиса их тех, что выставляют ради спора"21. В этом смысле, вопрос о знании, как было показано в п. 2, имеет сложную формально-логическую архитектуру. Гуманитарная наука нуждается в поиске универсальной теории, разработка которой невозможна в отрыве от аналитической реальности, проецирующей значение И и Л суждений-посылок в метатеоретическом аспекте. Иными словами, исследования математической логики помогают не только в вопросах теории науки, но и логико-философском исследовании классических текстов.

Опуская подробности аргументации Аристотеля, отметим, "…что все прежние философы принимали в качестве начал некие пары противоположностей"22, что "…не случайно, указывает Аристотель, а соответствует самой сути вещей …Это понимали все, однако ошибка прежних философов состояла в том, что в качестве первичных начал они брали частные случаи противоположностей, например теплое и холодное, другие – влажное и сухое, иные – нечетное и четное, а некоторые – вражду и любовь"23. Наша же задача состоит "…в том, чтобы найти такую пару противоположностей, которая в равной мере относилась бы к любым процессам и была бы в полном смысле слова первичной, т.е. не вытекала бы ни из каких других противоположностей"24.

Исходя из того, что "…для всех начал обще то, что они суть первое, откуда то или иное есть, или возникает, или познается; при этом одни начала содержаться в вещи, другие находятся вне ее (V 1, 1013 а 15-20)"25, предположим, что начала – метапосылки (в этом смысле, они имеют логически превосходный уровень по отношению к суждениям-посылкам). Это структуры суждений, которые позволяют использовать метаязык так, что мы "…уверены, что знаем ту или иную вещь, когда уясним ее первые причины, первые начала и разлагаем ее вплоть до элементов… то ясно, что и в науке о природе надо попытаться определить прежде всего то, что относится к началам (I 1, 184 а 10-15)"26. Здесь не должно вводить в заблуждение употребление начал в двух различных смыслах, так как "…Аристотель считает необходимым допустить еще третье начало – некий природный субстрат, на который действуют противоположности в ходе любого изменения и возникновения"27.

Таким образом, начало не есть объект, который познается чувственно; оно так же не есть особенность, присущая всем вещам, как нечто общее, познаваемое опытным путем. Последуем узкоспециальной цели логико-философского исследования, переформулируя вопрос о начале: вместо "одного или многих начал"28 займемся поиском оснований суждения, следуя указанию29 Философа о методе научного исследования. Не подвергая безосновательному сомнению Аристотеля, который "…трем началам …дает наименование "формы" (morphe), "лишенности" (steresis) и "материи" (hyle)"30, а так же не смущаясь, "…что лишенность, т.е. отсутствие формы, трактуется им в качестве действующего начала"31, продолжим рассуждение, взяв в качестве аргумента концептуальную схему Философа, разрешающую "…трудности, с которыми сталкивались прежние философы"32.

В отношении недоумения автор предисловия научного издания Физики33, стоит отметить актуальность проблемы, изложенной Н.А, Васильевым в работе "Воображаемая логика"34. Обычно закон противоречия "…формулируется в смысле невозможности совместного утверждения и отрицания"35. Следуя логике отвлеченного мышления, скажем, что "…закон противоречия является определением реальным, он предполагает существование определяемой вещи, реальность отрицания - факт существования несовместимых предикатов"36. Клини, в параграфе об Аристотелевских категорических силлогизмах, замечает данный аспект интерпретации, указывая на то, что "…обычный язык допускает двусмысленность"37.

4. Давая понять, что начало не одно, а "…два, три или большее число"38, Аристотель обобщает информацию философов по этому вопросу. Хотя они считают, что "…все …будет или [самими] противоположностями или [состоять] из противоположностей"39, уточним: мнения отличатся "…друг от друга тем, что одни берут [пары противоположностей] первичные, другие – вторичные, одни – более доступные рассудку, другие же – чувству"40. Противоположность в Первой книге Naturalis auscultatio следует понимать двояко: в одном смысле мы имеем дело со структурой суждения и предполагаем составные части его различными, в другом – состояния, которые отвечают за формально-логический символ предикации (P), имеющие свойство как бы переходить в свою противоположность.

Такие понятия языка как твердое и мягкое, пустое и полное будут соответствовать противоположности во втором смысле, когда некоторому суждению приписывают отсутствие какого либо качества, предполагающегося заранее (¬P). Что касается "…возникновения из не-сущего нами уже сказано, что оно означает, поскольку оно есть не-сущее. При этом мы не отрицаем [того положения], что все или существует, или не существует"41. Таким образом, понятие формально-логического символа отрицания (¬, квантор) не означает исчезновение переменной как таковой и, следовательно, ""возникать из не-сущего" обозначает: "поскольку оно не-сущее". Вот этого-то и не умея различать, они, [прежни философы], и сбились с пути"42. Они, "…первые философы в поисках истины и природы существующего уклонились в сторону, как бы сбитые с пути неопытностью"43, "…ведь из лишенности, которая сама по себе есть не-сущее, возникает нечто, в чем она не содержится. Кажется удивительным, а потому и невозможным, чтобы из не-сущего возникало что-нибудь"44.

В качестве примера из XX века, приведем интерес к закону логики, "…который гласит, что два несовместимых (противоречащих, либо противоположных) суждения не могут быть одновременно истинными. По крайней мере одно из них необходимо ложно"45. Этот закон "…является фундаментальным логическим законом, на котором построена вся современная математика. Он является тавтологией классической логики, а также большинства неклассических логик, в том числе интуиционистскую логику. Все же, существуют нетривиальные логические системы, в которых он не соблюдается, например логика Клини"46:

¬(PɅ¬P).

Мы же "…говорим, что материя и лишенность – разные вещи, из коих одна, именно материя, есть не-сущее по совпадению, лишенность же – сама по себе, и что материя близка к сущности и в некотором смысле есть сущность, лишенность же – ни в коем случае"47.

Следующий символ выводится из суждения о том, что "начало не должно быть тем, что сказывается о каком-либо подлежащем, иначе будет начало начал, ибо подлежащее есть начало и, по-видимому, оно первее сказуемого"48. Грамматически49 данная мысль так же верна, как и формально-логически: S высказывания не является предикацией в суждении, а, соответственно, "…начала не выводятся ни друг из друга, ни из чего-либо другого"50. Следовательно, неверно "…принимают противоположности за начала…"51 те, кто называют одно - "…сущим, другое – не-сущим"52.

Начала, заключенные в символику формально-логического языка, отражают некоторые аспекты построения надметодологического аппарат. Начала "…строят природу существующих вещей"53 и они "…должны быть противоположными"54 и "…пребывать всегда"55. Как не может быть одного начала, так "…и бесконечного множества [начал] быть не может, так как [в этом случае] сущее будет непознаваемо"56. Выстраивая систему универсального языка в ключе рассуждений Философа о началах, "…имеется некоторое основание не полагать их только два"57.

Следующему шагу в проектировании универсальной схемы гносеологического аппарата соответствует обращение внимания Аристотеля на некоторых философов, полагающих, "…что существует единая природа Вселенной"58. К тому же "…само мнение, что единое, избыток и недостаток суть начала всех вещей, очень древнего происхождения, только высказывалось оно по-разному"59 и "…если не положить в основу противоположностей какой-то особой природы, то может возникнуть еще и такое затруднение: мы не видим, чтобы сущность какой-либо вещи составляли противоположности"60. Ему соответствует глагол-связка "есть", "суть", "имеется" и т.д. В более широком смысле это предикат свойства или отношения для, по крайней мере, одного элемента области определения. Он обозначается как символ логического оператора Е (произносится как "существует" или "для некоторого").

В заключении скажем, что "…имеется три элемента, если рассматривать [вопрос] с помощью указанных и других подобных соображений, представляется имеющим некоторое основание, как мы уже сказали; но более трех – ни в коем случае"61.

5. Соотношение суждений с физической и аналитической реальностями или с чувственно воспринимаемым опытом и формально-логическим языком, как мы их понимаем следуя Аристотелю, делает актуальной постановку проблемы И и Л. Взятые сами по себе, без учета контекста, они становятся потенциально ложными суждениями-посылками, которые могут производить парадоксы (Философ указывает на необходимость критики подобных вольностей в языке). С другой стороны, корректность соотношения чувственно воспринимаемой реальности и суждений языка не должна интересовать исследователя в формально-логическом аспекте проблемы, так как естественнонаучные дисциплины, например медицина, более уместны в данном случае. Аналогично обстоит дело с грамматикой языка: понятийный аппарат есть в каком-то смысле переменная по отношению к метатеории и не является главной сферой интереса исследователя, хотя и может привлечь внимание на каком-либо этапе работы.

Изучение формально-логического язык вне связи с индивидом, то есть не приписывая значения И или Л суждениям в контексте субъективного опыта, – основная проблема современного проектирования метатеории религиоведения. С другой стороны, изучение законов функционирования языка не равно построению его метатеории в качестве универсальной суммы понятий метаязыка. Исследование формально-логической структуры суждения в логико-философском ключе, а так же особенностей его функционирования в контексте иных суждений, приближает теоретическое религиоведение к инновационному взгляду на современное религиоведение, который впервые озвучен в данном эссе.

Знание определяется отношением чувственного опыта и аналитикой в широком смысле посредством языка. Формируя понятийный аппарат, который позволяет работать с информацией, современное российское религиоведение необходимо обращается к философскому наследию. Это еще раз доказывает наличие метатеоретического уровня, способствующего взаимному переводу языков. Создание надметодологического аппарата имеет целью построение такой теории, которая позволит работать с отношением языка и знания в том смысле, например, как его использует Аристотель, с учетом особого внимания к государственно-конфессиональным отношениям в аспекте мирового сообщества. Таким образом, язык позволяет исследовать миры метафизики и физики, проектируя надметодологическое основание гуманитарной Науки о религии.

____________________
1Аристотель. Философское наследие. Т. 3. Мысль, 1983.
2Л. Витгенштейн. Логико-философский трактат. М., 2008. С. 32.
3Аристотель. Философское наследие. Т. 3. Мысль, 1983. С. 61-81.
4Аристотель. Философское наследие. Т. 3. Мысль, 1983. С. 559.
5Аристотель. Философское наследие. Т. 3. Мысль, 1983. С. 559.
6Аристотель. Философское наследие. Т. 3. Мысль, 1983. С. 559.
7Аристотель. Физика. 184а 10.
8Аристотель. Физика. 184а 10.
9Аристотель. Физика. 184а 18.
10Аристотель. Физика. 184а 23-25.
11Аристотель. Физика. 184b 14.
12Аристотель. Физика. 184b 10-13.
13Аристотель. Философское наследие. Т. 3. Мысль, 1983. С. 559-560.
14http://dic.academic.ru/dic.nsf/bse/163300/Класс
15С.К. Клини. Математическая логика. М., 2007. С. 227.
16С.К. Клини. Математическая логика. М., 2007. С. 227.
17Аристотель. Философское наследие. Т. 3. Мысль, 1983. С. 15.
18Аристотель. Философское наследие. Т. 3. Мысль, 1983. С. 14.
19Аристотель. Философское наследие. Т. 3. Мысль, 1983. С. 16.
20Аристотель. Физика. 185а 15.
21Аристотель. Физика. 185а 1-5.
22Аристотель. Философское наследие. Т. 3. Мысль, 1983. С. 17.
23Аристотель. Философское наследие. Т. 3. Мысль, 1983. С. 17-18.
24Аристотель. Философское наследие. Т. 3. Мысль, 1983. С. 18.
25Аристотель. Философское наследие. Т. 3. Мысль, 1983. С. 15.
26Аристотель. Философское наследие. Т. 3. Мысль, 1983. С. 16.
27Аристотель. Философское наследие. Т. 3. Мысль, 1983. С. 18.
28Аристотель. Физика. 184b 15.
29Аристотель. Физика. 184а 24-25.
30Аристотель. Философское наследие. Т. 3. Мысль, 1983. С. 18.
31Аристотель. Философское наследие. Т. 3. Мысль, 1983. С. 18.
32Аристотель. Философское наследие. Т. 3. Мысль, 1983. С. 18.
33Аристотель. Философское наследие. Т. 3. Мысль, 1983.
34Н.А. Васильев. Воображаемая логика. Наука, 1989.
35Н.А. Васильев Воображаемая логика. Наука, 1989. С. 129.
36Н.А. Васильев Воображаемая логика. Наука, 1989. С. 129.
37С.К. Клини. Математическая логика. М., 2007. С. 169.
38Аристотель. Физика. 189а 11.
39Аристотель. Физика. 188b 25-27.
40Аристотель. Физика. 188b 32-34.
41Аристотель. Физика. 191b 25-27.
42Аристотель. Физика. 191b 9-11.
43Аристотель. Физика. 191a 25-27.
44Аристотель. Физика. 191b 15-17.
45Логика: учебник для юридических вузов. В. И. Кириллов, А. А. Старченко.
46http://ru.wikipedia.org/wiki/Закон_противоречия
47Аристотель. Физика. 192a 4-7.
48Аристотель. Физика. 189а 30-33.
49Автор использует в качестве примера грамматику русского языка.
50Аристотель. Физика. 188а 30.
51Аристотель. Физика. 188а 22.
52Аристотель. Физика. 188а 24.
53Аристотель. Физика. 189а 27.
54Аристотель. Физика. 189а 10.
55Аристотель. Физика. 189а 17-19.
56Аристотель. Физика. 189а 11.
57Аристотель. Физика. 189а 23.
58Аристотель. Физика. 189b 1-3.
59Аристотель. Физика. 189b 13-14.
60Аристотель. Физика. 189а 27-30.
61Аристотель. Физика. 189b 16-19.




Социальные сети – вконтакте, твиттер, фейсбук, инстаграм, живой журнал и иные сервисы для связи по вопросам делового сотрудничества и предложениям.

Меню

Главная
Публикации в СМИ
Научные публикации
Статьи и заметки
Услуги
Опыт работы
Отзывы о работе
Обо мне
Контакты

Практические навыки

Контекстная реклама
Редактор ленты новостей
Контент-менеджер блога
Удаленный контент-менеджмент
Ведение новостной ленты
Регулярное написание постов
Статейное продвижение сайта
Продвижение сайтов
Наполнение контентом
Копирайт и рерайт

Узнай первым!

подписка на новости



Евгений Васильев

Сертифицированный интернет-маркетолог

Россия, Санкт-Петербург
89oo632o874@gmail.com
+7 900 6320874


Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru